Результаты клинических испытаний — коммерческая собственность, могут быть предметом коммерческой тайны

14-го апреля 2016 года, продажные депутаты Европарламента приняли директиву в интересах фармкомпаний, согласно которой данные клинических испытаний являются коммерческой собственностью, и никакие журналисты не имеют права требовать к ним доступа
О вреде лекарств и о препарате «Тамифлю»
Профессор Василий Власов в своей лекции напоминает об американской практике:
…Если препарат был подан в американское агентство по контролю над лекарствами на предмет его разрешения к использованию, и было принято решение его разрешить, то – обратите внимание – почти все испытания публикуются в журналах и всем доступны. Если препарат разрешается как-то ограниченно, то тогда и половины не публикуется. А если препарат не разрешается, то большая часть данных о нем не публикуется никогда.
Одна компания разработала перспективный препарат, стала его испытывать и обнаружила, что он убивает пациентов. Они тут же закончили испытания с ним и закрыли программу, назвав его бесперспективным. Сведения не публиковались – коммерческая тайна. Через некоторое время другая фармакологическая компания начинает испытывать аналогичную молекулу. Им удалось зарегистрировать этот препарат и продвинуть его. После массового применения и массовой гибели людей препарат был отозван с рынка.i
И работник первой фармацевтической компании – это редкий случай! – будучи уже пенсионером, признался, что в их компании была такая разработка. И, что если бы они опубликовали эти данные, то вторая компания не стала бы разрабатывать этот препарат и не убила бы этим препаратом Читать далее

Скандальные разоблачения шведской программы стерилизации

Швеция испытала потрясение, когда в августе 1997 года разразился скандал в связи с насильственной стерилизацией. Ни одна новость, за исключением убийства в 1986 году премьер-министра Улофа Пальме, не получала такого широкого освещения в прессе. Единственное отличие шведского общества всеобщего благоденствия от нацистского заключалось в том, что шведы занимались этим дольше.

Майя Рунсис, историк, случайно наткнувшись на архивные документы, испытала шок, открыв первый же документ. «Это было письмо, написанное священником в полицию. Он жаловался на то, что 13-летняя девушка неспособна выучить катехизис. Это был конец 30-х годов. Этого оказалось достаточно, чтобы девочку стерилизовали!» И таких случаев — огромное множество. Скромные женщины, у которых было много детей, трудные подростки и т.д.

И даже завершения Второй мировой войны и разоблачений, связанных с Холокостом, оказалось недостаточно для прекращения этой практики. Швеция была искренне убеждена в том, что действует на благо общества. Пришлось дожидаться 70-х годов и активизации движения феминисток, чтобы закон был пересмотрен. Стоит ли уточнять, что феминистки не выступали против этих стерилизаций как таковых, а были против того, что более чем в 90% случаев операции подвергались женщины. Несбалансированный закон в плане равноправия полов.

Швеция отреагировала лишь после того, как мировая общественность стала показывать на нее пальцем, утверждая, что там применяются нацистские методы. Была создана комиссия по расследованию, затем были выплачены компенсации. Итоги таковы: в период с 1935 по 1975 годы подверглись стерилизации 63 тысячи человек, из них 27 тысяч — насильственно, без согласия или под давлением, например, под Читать далее

Шарлатанство или лечение?

Шарлатанство под названием «иглорефлексотерапия» («акупунктура»).

Вот что пишет британский врач, научный журналист Бен Голдакр:
Важная особенность хорошего исследования — то, что ни пациент, ни врач не знают, получает ли пациент лекарство или просто сахарную пилюлю, потому что нужно быть уверенным, что разница в результатах обусловлена разницей между пилюлями, а не между ожиданиями и склонностями пациентов. Если исследователи знают, кто из их пациентов получает лекарство, а кто — плацебо, они могут испортить результаты, сознательно или неосознанно изменяя свою оценку этих результатов.
Несколько крупных деятелей доказательной медицины провели исследование слепых экспериментов при исследовании лекарств и выяснили, что недостаточно слепые эксперименты преувеличивали преимущества изучаемых лекарств примерно на 17 %.
…Обзор исследований воздействия акупунктуры на боль в спине показал, что при корректно проведенном «ослепленном» исследовании преимущество акупунктуры очень мало и статистически незначимо. Между тем, если исследование не было слепым (пациенты знали, к какой группе относились), преимущество акупунктуры было значительным и статистически значимым. Читать далее

Мельдоний в Беларуси (отпуск по рецепту врача !)

Мельдоний в лошадиных дозах

Текст размещается с любезного разрешения автора.

героинСтоловых нет ни у кого в Минске. Разумеется, это не аксиома, однако, в целом, дело обстоит именно так для большинства не только минчан, но и белорусов вообще.Поэтому пищу белорусы принимают в «зале» (это такая большая комната) или в спальне. Конечно, можно принимать пищу и на кухне, но это неудобно. Дело в том, что на кухнях белорусы шепчутся. Разумеется, я не утверждаю, что это единственная доступная населению форма общения. Есть общественный транспорт, очереди, курилки, раздевалки, скамейки у подъездов, общепит, в конце концов. И всё-таки они шепчутся…
В данный момент на кухнях шепчутся о скором и неизбежном повышении пенсионного возраста. Поскольку о повышении пенсионного возраста я вас предупреждал ещё в прошлом году, говорить на эту тему нет смысла. Я предупредил, вы посмеялись, так что, как говорится, расстались тогда довольные друг другом.
Пошепчемся лучше о лекарствах. Вот вы когда узнали про мельдоний? И от кого? Вам ваш семейный доктор прописывал мельдоний? Или мама в детстве кормила вас с ложечки мельдонием, а вы плакали и не хотели его принимать? Потому что мельдоний, как оказалось, можно найти в любой городской аптеке. Я, например, нашёл за три секунды. Вы что-нибудь понимаете? Препарат, запрещённый крупнейшими независимыми международными агентствами, в которых дипломированный провизор на остепенённом фармацевте сидит и профессором-биохимиком погоняет, так вот этот самый запрещённый препарат продаётся в Минске на каждом углу, как какой-нибудь парацетамол Борисовского химфармзавода. По цене от 45500 рублей. Это ли не чудеса медицинской науки?
И ведь это я не спортсменах говорю, которые десятилетиями поглощали мельдоний, пока не узнали, что Читать далее